На главную страницу На главную страницу На главную страницу  
"Семья и школа в эпоху модернизации" ("Первое сентября", 2005)  
|| Публикации *
==== *
ИРИНА ХОМЕНКО:
«МОДЕРНИЗАЦИЯ ОБРАЗОВАНИЯ НЕВОЗМОЖНА БЕЗ УЧАСТИЯ СЕМЬИ!»

(Интервью газете "Первое сентября", октябрь 2005 года)



Корр.
Ирина, Вы известный специалист и консультант по вопросам семейного воспитания. Ваш сайт «Inter-ПЕДАГОГИКА» популярен не только в России, и, ко всему прочему, Вы заведуете кафедрой педагогики и психологии семьи РГПУ им. А.И.Герцена. Как бы Вы обрисовали ситуацию взаимоотношений семьи и школы на сегодняшний день?

И.Х. При проведении исследований и опросов руководители школ чаще всего называют родителей своими помощниками. Не клиентами и тем более не партнерами. Подразумевается, что школа рассчитывает, в основном, на материальную помощь родителей, не допуская вмешательства пап и мам в образовательный процесс. Присутствие родителей воспринимают как помеху «нормальной работе». Это старые принципы, и большинство школ от них не отступается.
Но давайте признаемся сами себе: сегодня в образовании наблюдается своеобразное «истощение» ресурсной базы, так как остро встает не только кадровая проблема, но и проблема инновационного педагогического потенциала. Школа вынуждена откликаться на внешние инициативы правительства (типа ЕГЭ и профильного обучения) и, соответственно, педагогам, офлажкованным инструкциями и стандартами, просто некогда заниматься творчеством.
Огромная «образовательная машина» подминает под себя Индивидуальность – и ребенка, и педагога, и образовательного учреждения. И каждый здесь спасается как может. Дети – дистанцированием от обучения, родители – дистанцированием от «стандартной» школы, а педагоги - переходят в режим функционирования, стремясь соблюсти формальные обязательства перед семьей и государством. Не секрет ведь, что основным показателем качественности образования у нас до сих пор является процент поступивших в вуз выпускников.
Таким образом, родители сегодня – по-прежнему невостребованный педагогический ресурс, хотя, на мой взгляд, именно в родителях заложен потенциал развития современного образования: интеллектуальный, кадровый, социальный. Это как раз тот ресурс, который может не только заявить о своих целях, но и способствовать их реализации на паритетных началах. Ведь, как ни крути, в современной ситуации родитель – самое заинтересованное лицо в образовании. Это у педагога учеников много, а у родителя ребенок порой – один. И он, родитель, кровно заинтересован в Индивидуализации образования. И именно эта заинтересованность вынуждает родителя «вникать» во все процессы, связанные с проектированием образовательного маршрута ребенка. Волей-неволей он начинает становиться реальным субъектом образования. Вопрос только в том, насколько готова к этому сама школа.

Корр. Получатся, родители начинают становиться субъектами образования в связи с реформами школы, а не по доброй воле?

И.Х. Да, это так. Изменения в содержании образования, формах аттестации и введение профильного или предшкольного обучения затрагивают семью и экономически, и психологически, и социально. Родители сейчас не просто «уделяют внимание» образованию ребенка, - они выстраивают свою жизнь в контексте образования ребенка: меняют сферу профессиональной деятельности, режим работы и даже место жительства. Наверное, понятно, что, делая такую высокую ставку, они хотели бы, чтобы их усилия не оказывались напрасными и… поэтому внимательнее оценивают окружающие возможности, сравнивают школы и объемы своих «инвестиций». То есть, семья реагирует на реформы образования как рыночная единица. А рынок – это конкуренция.
Школа уже начала ощущать экономическую и психологическую зависимость от родителей. Очевидно, что переход на подушевое финансирование приведет к еще большей конкуренции между образовательными учреждениями разного типа. Поэтому привлекательность школы для пап и мам сегодня становится фактором ее выживания. И без взаимодействия с родителями современной школе будет просто невозможно решать основные образовательные задачи.
В последние годы на общероссийских и региональных педагогических конференциях начали активно обсуждаться проблемы семейной педагогики, которые прежде почти не ставились. И это показательная тенденция. Она говорит о том, что у педагогов возникла необходимость принимать во внимание позицию родителей в отношении образования их собственного ребенка.

Корр. Как-то исследуются предпочтения родителей относительно школы?

И.Х. Исследования показывают, что родители далеко не всегда выбирают школу, исходя из качества предметного обучения. Нередко в качестве главного мотивирующего фактора выступает отношение школы к ученикам и к родителям. Родитель рассуждает так: «Если я имею контакт с руководством и персоналом школы, я смогу как-то влиять на то, что происходит внутри школы. Если же я лишен такой возможности, мне приходится отдавать ребенка в школу, как в «черный ящик».
То есть родителям важно, впускает их школа в свой мир или нет. И пока родитель не будет чувствовать себя в школе комфортно, у него не возникнет доверия к школе. А значит, он будет «шарахаться» от школы и настроит ребенка так, чтобы тот «не слишком заморачивался» школьными делами. Меньше значимости – меньше стрессов.
Хотя, мы, как специалисты, не можем не понимать, что успешность обучения во многом зависит не от того, чтовынесет ребенок из школы, а от того, как эта информация будет «обработана» (и поддержана!) в семье.
Как показывает практика, отторжение родителей от школы происходит при переходе их ребенка на среднюю ступень образования. Это связано и с тем, что меняется количество учителей, и с тем, что родитель уже понял, что он в школе никому не нужен. Да и ребенок становится более автономным и не так нуждается в опеке. Поэтому если школа не успела сделать родителя своим союзником за первые 3-4 года общения, то все дальнейшие усилия будут малоэффективными. Нет доверия – нет партнерства.

Корр. А какова заинтересованность школы в союзе с родителями – кроме материальной, конечно?

И.Х. Сейчас в школе остро стоит проблема учебной мотивации: очень мало школьников учатся с удовольствием. И примерно треть учебных проблем детей – это проблемы родителей: психологические, материальные, дидактические.
Среди родителей много тех, кто подменяет цели ребенка своими собственными. Скажем, в семье математиков живет миф о том, что ребенок должен быть успешным в этом предмете. И вдруг оказывается, что ребенку не дается математика. Родители начинают напрягаться, упрекать сына или дочь в том, что он не оправдывает надежд, возложенных на него семейным кланом! Каково при этом ребенку, который вынужден жить по чужим лекалам? Быть успешным во всем никому не под силу…
Поэтому чтобы правильно относиться к успехам или неуспехам ребенка, родитель должен знать себя. Понимать свои установки, амбиции, знать, как воздействуют на человека нереализованные мечты. Но практика показывает другое: собственный уровень «неадекватности» родители представляют себе довольно смутно. В таких случаях ребенок попадает в ситуацию двойного стресса, так как школа и семья требуют от него реализации разных целей. И когда цели и способы их достижения у родителей и педагогов не совпадают, ребенок находится на перепутье. Понятно, что его развитие в этом случае не может протекать нормально. Многие «образовательные трагедии» связаны с неправильной диагностикой того, то нужно конкретному ребенку. Получается парадокс: родители стремятся вырастить Индивидуальность, но действуют по стандартной схеме. Иначе - не умеют.
Я пришла к выводу, что сегодня нужно очень серьезно заниматься не столько проблемой подготовки к школе ребенка, сколько подготовкой к школе семьи! Особенно если речь идет о снижении возраста поступления детей в образовательное учреждение. Родительская неготовность «убыточна» по всем показателям – это касается и психологического здоровья детей, и школьных перегрузок, и целей образовательной деятельности, не говоря уже о проблеме включенности родителей в процессы сотрудничества со школой. Качество образования в данном случае напрямую зависит от «качества понимания» родителей – себя, ребенка, смысла самого образования.
В этом году мы читали своим студентам курс «Подготовка детей к школе», по результатам которого родилась идея создания методики определения готовности родителей к обучению их детей к школе. На мой взгляд, сегодня такая методика крайне необходима всем участникам образовательного процесса. Родитель, знающий свои сильные и слабые стороны, может лучше помочь своему ребенку и «своему» педагогу на всех этапах образования.

Корр. Должна ли школа проводить психологический ликбез с родителями, и если да, то как?

И.Х Только немногие родители представляют, что они хотят от школы, ведь образование не сводится только к обучению.
Вот тут-то школа и должна им помочь – просветить, проконсультировать, оказать поддержку…
Психолого-педагогическая компетентность родителя – важный фактор в образовании. Он должен четко представлять себе особенности своего ребенка как ученика. Иногда родитель вовремя не может понять, что его ребенок медлительный, или леворукий, или гиперактивный. Не может вовремя определить оптимальный способ его обучения. Родители не задумываются о том, что люди по-разному учатся: у одного преобладает аудиальный тип восприятия информации, у другого – визуальный. И вот ребенку до умопомрачения читают вслух книжки, а он ничего не запоминает. Ему бы несколько картинок нарисовать для воспроизведения сюжета, - и дело пошло бы быстрее!
То есть, педагогически грамотный родитель экономит время всем – и школе, и ребенку, и себе. Адекватно выстроенный процесс помощи ребенку дома перестает напоминать «отапливание улицы», - когда все усилия педагога уходят в песок.

Корр. Чья это забота – повышение психолого-педагогической компетентности родителя?

И.Х. В широком смысле – это, конечно же, забота государства. На уровне системы образования – психолога или педагога. У каждого специалиста своя сфера, свой арсенал средств и методов. Помощь может оказываться в различных формах: консультации, лекции, тренинги.
На самом деле должно быть много различных каналов информирования родителей об элементарных вопросах школьной жизни: порядок перевода из класса в класс, требования к аттестации, ответственность за безопасность ребенка и так далее. Мы на примере нашего сайта "Inter-ПЕДАГОГИКА" видим, как велик спрос родителей на информационные и методические материалы, на получение консультации и возможность обсуждения своих проблем с единомышленниками.
Могу смело сказать, что на сегодняшний день уровень информирования родителей (и, соответственно, их ориентации в образовании) просто недопустимо низкий.
В обществе огромная потребность в новых специалистах, которых можно назвать образовательными консультантами. Родителям необходим такой «проводник», ведь когда они выбирают или меняют школу, то сталкиваются с новыми требованиями, программами, учебниками. Вроде бы большое поле для выбора, но выбирать родитель не умеет. А опрометчивый или неосознанный выбор часто ведет к конфликтам, завышенным требованиям, к судебным искам. Именно поэтому и необходим специально подготовленный педагог, которому хорошо известны разные образовательные системы, психолого-педагогические способы поддержки ребенка, права родителей в области образования, специфика взаимодействия с школы с родителями. Такой специалист может работать в органах управления образованием, психолого-социальных и образовательных центрах, школах, детских садах. Но пока в России таких специалистов практически нет. И рассчитывать на такого рода профессиональную помощь родителям не приходится…

Корр. Может быть, педагоги и осознают важность работы с родителями, но не имеют специальных знаний, чтобы ее вести?

И.Х. Это я и хочу подчеркнуть: учителя не столько не хотят, сколько не могут работать с родителями в силу недостаточной профессиональной подготовки. Причем, это не только российская проблема.
Не так давно я познакомилась с президентом одного из крупнейших педагогических университетов США (Lesley University) Маргарет МакКенна (Margaret McKenna). Так вот, на мой вопрос о самых больших трудностях, возникающих у молодых учителей после окончания вуза, Маргарет ответила: «О, две основных проблемы для педагога – это деньги (уровень зарплаты) и общение с родителями».
Но здесь важно не то, что в наших странах мы имеем одну и ту же проблему, а то, как по-разному мы пытаемся ее решить.
Развитие социального партнерства должно стать приоритетной задачей в модернизации образования. Это давно поняли за рубежом: во многих странах все образовательные реформы идут за счет увеличения доли общественного участия. Там, где не хватает денег, используются волонтеры – прежде всего, родители. И инициатива здесь исходит от самой системы образования. Например, в 90-х годах по инициативе Президента (!) Д.Буша-старшего в каждом американском штате были созданы специальные программы по работе с родителями. Педагоги в рамках учебных курсов вузов, институтов повышения квалификации проходили эти программы.
Более того, на сайте Министерства образования США есть специальный раздел для учителей по работе с родителями. Педагогам оказывается разноплановая методическая поддержка, вплоть до рекомендаций о том, что должно быть в холле школы или каким образом можно говорить с детьми и родителями о проблемах терроризма. То есть, там педагог не остается «один на один с родителями», а всегда может рассчитывать на поддержку государства.
В США вовлечение родителей в решение образовательных проблем – это стратегическая линия государственной политики в сфере образования. А у нас этого направления вообще нет. Власть не привыкла реально, а не на словах, взаимодействовать с общественными институтами (не говоря уже о неформальных родительских объединениях). Поэтому самые продвинутые родители, - те, которые и могли бы стать «авангардом» в продвижении реформ, - сейчас отстраняются от школы, предпочитая домашнее обучение и другие альтернативы… Непростительная для нас потеря, недальновидная.
Наши реформаторы должны, наконец, понять, что никакие «новые технологии обучения», новые учебники и новые формы аттестации не продвинут нашу систему образования без внимания к проблеме сотрудничества с родителями. Если семья проигнорирует все наши «модернизационные идеи», эффективность всех этих инноваций сведется к нулю!

Корр. Но ведь и у нас что-то сдвинулось. О привлечении родителей к образованию детей в качестве партнеров сегодня много говорят и пишут. Или это одни слова?

И.Х. Что-то, конечно, потихоньку сдвигается…В прошлом году в нашем университете (РГПУ им. А.И. Герцена) открылась новая кафедра – кафедра педагогики и психологии семьи. Вообще, это знаменательное событие, так как впервые проблемы педагогики семьи и сотрудничества с родителями получили свою научную и учебно-методическую поддержку. Нам помогает ректорат и наши коллеги по университету, за что им большое спасибо.
Пользуясь случаем, хочу поблагодарить и «Первое сентября» за бесплатную подписку на несколько ваших изданий – их регулярно читают наши студенты. Коллеги из других городов тоже присылают свои книги по нашей проблематике, сообщают о семинарах и конференциях по семье, - в общем, мне приятно, что начинает формироваться такой своеобразный «семейный» круг. В апреле 2005 года мы провели семинар «Педагогика и психология домашнего образования», который вызвал интерес и у ученых, и у практиков, и у родителей. Было столько интересных докладов! И все сошлись в необходимости сделать это мероприятие ежегодным.
Отмечу также, что в Петербурге этим летом Комитет по образованию проводил переподготовку руководителей образовательных учреждений по переходу ОУ на финансовую самостоятельность, и мы читали им курс, связанный с социальным партнерством в образовании.
Но все это – капля в море. Нужна государственная программа, нацеленная на системную подготовку администрации школ и педагогов к работе с родителями. Необходимы специальные исследования в науке, регулярный мониторинг родительских запросов и разработка учебно-методического комплекса для системы профессионального образования. Кстати, научные фонды (к примеру, РФФИ, в который мы обращались за поддержкой) эту тему совершенно игнорируют, а ведь их сотрудники – тоже чьи-то родители, и их дети и внуки наверняка учатся в наших школах…
А начать надо с создания научно-методического центра при Министерстве образования, который должен координировать усилия специалистов, занимающихся данной проблематикой, а также разрабатывать специальные программы для столичных и региональных институтов повышения квалификации. Прохождение этих программ должно стать обязательным компонентом повышения квалификации педагогов. Я уверена, что если бы руководители Министерства образования начали с себя, то процесс развития государственно-общественного управления образованием пошел бы гораздо быстрее.

Беседовал Анатолий ВИТКОВСКИЙ,
корреспондент газеты "Первое сентября"


Контактный мейл кафедры педагогики и психологии семьи: kpps@yandex.ru
Это интервью вышло в печать в ином виде. Но автор считает своим долгом опубликовать исходный вариант, который отражает его позицию более адекватно.
(И.Х.)
 

Главная |  Карта сайта |  Форумы


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Наш Питер. Рейтинг сайтов.
LBN Elite

© Ирина Писаренко, Санкт-Петербург, 2002. Все права принадлежат автору сайта.
Перепечатка, цитирование и иное использование материалов сайта запрещены без письменного согласия автора. Давайте не соперничать, а сотрудничать !
Контактный e-mail: admin[собачка]inter-pedagogika.ru
www.inter-padagogika.ru