На главную страницу На главную страницу На главную страницу  
Майерс Д. о мифах полушарности...  
|| Цитаты *
==== *
Майерс Д. «Психология».Мн.2001
С.99-106
РАЗДЕЛЕННЫЙ МОЗГ

Уже больше столетия клинические данные свидетельствуют о том, что два полушария мозга выполняют разные функции. Несчастные случаи, удары, опухоли на левом полушарии обычно замедляют чтение, письмо, речь, арифметические подсчеты и понимание. Подобные аномалии на правом полушарии не имеют столь серьезного влияния. Поэтому и не удивительно, что левое полушарие известно как „доминантное", или „главное", а его молчаливый сосед справа как „подчиненное", или „второстепенное". Левое вербальное полушарие сравнимо с видимой стороной Луны, которую можно наблюдать и изучать. Конечно, у Луны есть и другая сторона, но ее нельзя видеть. (У некоторых левшей речь обрабатывается в правом полушарии).

К 1960 году везде сходились во мнении о преимуществе левого полушария. Но потом оказалось, что "второстепенное" правое не такое уж и подчиненное. А история этого открытия – одна из самых интересных в истории психологии.

Расщепление мозга

В 1961 году два нейрохирурга из Лос-Анджелеса Филип Фогель (Vogel) и Джозеф Боген (Воgen) собирались прооперировать несколько пациентов, больных эпилепсией. Хирурги высказали предположение, что самые тяжелые припадки болезни обусловлены ростом и без того сильной активности мозга, которая поддерживается между правым и левым полушариями. А поскольку это так, то хирурги заинтересовались, возможно ли поставить острые эпилептические припадки под контроль, если нарушить взаимодействие полушарий. Для этого нужно было перерезать мозолистое тело (или соrpus callosum) — широкую полосу аксоновых волокон, которая соединяет два полушария.

Они имели все основания полагать, что такая операция сильно не повредит больным. Психологи Роджер Сперри (Sреггу), Рональд Майерс (Муers) и Майкл Газзанига (Gazzaniga) уже разделяли таким образом мозг котов и обезьян без тяжелых последствий. В результате Фогель и Боген решились на операцию.

И что же?
Припадки почти исчезли, больные пришли в нормальное состояние, а их интеллект и личностные качества почти не пострадали. Проснувшись после операции, один больной даже пошутил, что у него «раскалывается от боли» голова. (Gazzaniga ,1967).

Если бы вы поговорили с таким пациентом с расщепленным мозгом, то вы, наверное, не заметили бы ничего необыкновенного. Вы поняли бы тогда, почему лет 10 назад нейропсихолог Карл Лэшли пошутил, что мозолистое тело существует только для того, "чтобы не дать возможности полушариям прогибаться".

Но шутки шутками, а все же широкая полоска, которая состоит из 200 миллионов нервных волокон, способна передавать более миллиарда битов информации в секунду из одного полушария в другое, должна иметь и более важное назначение.
Оказалось, что так оно и есть.
А выявили это и дали ключ к пониманию специфических» функций обоих полушарий как раз опыты Сперри и Газзаниги.

Вскоре после одной, из операций по расщеплению мозга исследователи заметили, что когда они клали какую-нибудь вещь в левую руку пациента, он не чувствовал ее. Это не удивило исследователей. Они знали, что информация от левой руки идет к правому полушарию, а их опыты над животными показали, что правое полушарие не смогло бы послать эту информацию к зонам левого полушария, которые контролируют речь.

Когда Сперри и Газзанига провели несколько опытов на восприятие, были получены сенсационные результаты.

Наши глаза так взаимодействуют с мозгом, что, когда мы смотрим просто перед собой, то левая половина нашего поля зрения через оба глаза передается на правое полушарие. И точно так же правая половина поля зрения передается только левому полушарию. Одна женщина, у которой в результате мощного удара был поврежден участок левого полушария, ответственный за зрение, время от времени жаловалась, что медицинские сестры не ставят десерт или кофе на поднос. Когда же она поворачивали голову так, что поднос появлялся в первой части ее поля зрения (где кора левого полушария могла ее визуально воспринимать), она обычно восклицала: „А где же он был раньше?" (Sacrs, 1985).

В здоровом неповрежденном мозге информация, поступающая только в правое полушарие, быстро отсылается в левое, которое её вербализует. Но что происходит со здоровым во всех отношениях человеком, у которого разделено мозолистое тело?

Чтобы ответить на этот вопрос, исследователи просят пациента с расщепленным мозгом смотреть на какое-нибудь обозначенное ими место. Затем они посылают информацию в левое или правое полушарие (она то в правой, то в левой части поля зрения). И, наконец, работают с каждым полушарием отдельно.

Посмотрите и скажите, можете ли вы отгадать результаты эксперимента, в котором использована эта процедура (Gazzaniga , 1967). Пока пациент всматривается в одну точку, слово НЕАRТ* мелькает в его поле зрения: НЕ — в левой половине поля, а АRТ — в правой. (* Неart — сердце, состоит из двух слов: Не — он, агt искусство. — Прим. перев.)

Во-первых, что же, по их словам, видели пациенты?
Во-вторых, когда их попросили показать левой рукой, что они видят — НЕ или АRТ, — то что они показали?

Как видно из рис. 2.24, пациенты говорили, что видят АRТ и были растеряны, когда их левая рука показала на НЕ.

Каждому полушарию дали возможность высказаться, и оно рапортовало только о том, что воспринимало. И точно так же, когда рисунок ложки мелькал в правой части поля зрения, пациенты не могли сказать, что перед ними.

Но когда их попросили нащупать левой рукой эту вещь среди множества других вещей, которые лежали за экраном, пациенты безошибочно выбирали ложку (рис. 2.25).

Если экспериментатор говорил: "Возьми вещь справа", то пациент мог ответить: „Что? Почему справа? Как я могу выбрать то, что нужно, если я не знаю, что я видел?"
Конечно, в этом случае отвечает левое полушарие, растерянное из-за того, что знает его сосед справа.

Было похоже на то, что пациенты имели "два независимых друг от друга мира" (Spеггу, 1968).

Левое полушарие, выступающее в роли пресс-секретаря мозга, занимается умственной гимнастикой, чтобы придать смысл реакциям, которых он не понимает. Если бы пациент выполнял приказ, который посылается правому полушарию ("иди"), то левое дало бы готовое объяснение ("Я иду в дом, чтобы взять бутылку кока-колы").

Таким образом, Майкл Газзанига заключает (1988), что левое полушарие является "интерпретатором", который мгновенно формирует теории для объяснения нашего поведения.
I
Эти опыты свидетельствуют о том, что правое полушарие понимает простые просьбы и легко воспринимает объекты. Фактически правое полушарие даже превосходит левое при копировании рисунков, узнавании лиц, восприятии различий и выражении эмоций через более выразительную левую сторону лица (Наusег, 1993; Ме1са1fе & оthегs, 1995; Skinner & Ми11еn, 1991). Большинство парных органов тела — почки, легкие, грудь — выполняют идентичные функции, создавая систему защиты на тот случай, если одна половина органа выйдет из строя. Чего нельзя сказать о двух половинах мозга, которые образуют необычную биологическую пару, при этом каждая половина выполняет только ей присущую функцию.

Преимущество правового полушария при восприятии видно в одном из фильмов Сперри.

Левая рука пациента с расщепленным мозгом (направляется правым полушарием) с легкостью переставляет кубики согласно рисунку. Когда же правая рука, которая управляется левым полушарием, пробует выполнить то же задание, она делает много ошибок.
Правое полушарие, следящее за этим, начинает стесняться, и оно приказывает левой руке остановить неудачницу правую. Но упрямая правая рука отталкивает левую. После опытов некоторые пациенты с расщепленным мозгом жаловались на непослушание левой руки, которая могла расстегивать пуговицы на рубашке, в то время как правая застегивала их.
Расщепление мозга оставляет людей «с двумя независимыми от друг друга разумами». (Sperrу, 1964).

Изучение здорового мозга

А что можно сказать о нас – 99,9% людей с нерасщепленным мозгом? Уверены ли ученые, что и наши полушария имеют такую же специфику?
Да, уверены, так как опираются на научные исследования.

Например, если человек выполняет перцептивное задание, то электрические импульсы мозга, поток крови, усвоение глюкозы мозгом свидетельствуют о возросшей активности в правом полушарии, а когда человек разговаривает или считает — активность возрастает в левом.

Специализация полушарий проявлялась очень ярко, когда на короткое время в них вводили успокоительный препарат. С целью установления речевого участка хирург может ввести этот препарат в шейную артерию, которая питает кровью полушарие с той же стороны тела. До введения препарата пациент лежит на спине, подняв руки вверх и разговаривая. Можете ли вы сказать, что произойдет, если препарат попадет в артерию, которая несет кровь левому полушарию?

В считанные секунды правая рука падает, онемев, и если допустить, что речь контролируется левым полушарием, то пациент будет лишен возможности разговаривать, пока препарат не потеряет свою силу. Когда же препарат по артерии попадает в правое полушарие, тогда немеет левая рука, но пациент все же может разговаривать.

Другие тесты подтверждают специализацию полушарий. Обычно рисунки узнаются скорее и точнее, если они посылаются правому полушарию, а слова наоборот – когда посылаются левому полушарию. Когда то или иное слово посылается правому полушарию, то восприятие на долю секунды задерживается — как раз на тот промежуток времени, который нужен, чтобы эту информацию через мозолистое тело передать более вербальному левому полушарию.

И, наконец, какое полушарие, на ваш взгляд, контролирует знаковую речь глухих?

Правое, по причине своего визуально-пространственного преимущества над левым, или левое — из-за своей готовности обрабатывать язык?

Опыты показывают, что точно так же, как и люди с нормальным слухом обрабатывают язык в левом полушарии, глухие также читают знаки с помощью этого полушария (Согina & оters, 1992). Поэтому повреждение левого полушария лишает глухого человека возможности пользоваться знаками в такой же степени, как и человека с нормальным слухом – возможности говорить. Для мозга одинаково важны и вербальный, и знаковый языки.

Таким образом, сравнение людей с «расщепленным мозгом» и «здоровым мозгом» послужило пользу науке. Теперь мало кто сомневается в том, что наш мозг – это единое целое со специфическими функциями обоих полушарий. И хотя для языка требуется левое полушарие, правое полушарие помогает модулировать речь, чтобы прояснить смысл.

Глядя на полушария мозга, такие одинаковые на первый взгляд, кто бы мог подумать, что их вклад в общую гармонию такой уникальный?

Критический взгляд: левое полушарие/правое полушарие

«Ошибка перелетает из уст в уста, от пера к перу, и нужны столетия, чтобы избавиться от нее» Вольтер (1694-1778)

Вы читали об этом и слышали много раз: у одних людей больше развито левое полушарие, а у других – правое. Основываясь на новейших исследованиях здорового и растепленного мозга, педагоги, консультанты по менеджменту и журналисты, проповедующие идею самопомощи, навязывают вам идею овладения недоразвитым полушарием мозга. Вам недостает творческих способностей, вы не цените музыку, вам не хватает эмоциональности? Тогда приведите в равновесие ваш мозг. Разбудите ваше дремлющее правое полушарие. Ратуйте за такое обучение в школе, чтобы у детей развивались оба полушария мозга. Освободите интуитивное творческое управление от цепей холодных логических построений и голой статистики. Старайтесь полагаться на правое полушарие мозга (заглавие бестселлера с миллионным тиражом, переведенного на 10 языков мира, в русском переводе — «Откройте в себе художника»).

Какие нам надо сделать выводы из этого? Назвав свою знакомую Элси „девушкой с правым мозгом", объяснил ли я порывистость и некоторую непредсказуемость ее характера? И почему ее муж Билл, „мужчина с левым мозгом", такой холодный и рассудительный?

Как мы уже писали, опыты показывают, что каждое полушарие мозга выполняет специфическую функцию. Левое полушарие более логично, вербально и способно оценивать веши и явления в их временной связи. Правое — эмоционально, интуитивно, экспрессивно, способно воспринимать веши в их пространственной взаимосвязи и в единстве.

Но неврологи предостерегают: не спешите локализовать сложнейшие человеческие виды деятельности — такие как наука или искусство — в отведенные им полушария. «Дихотомия „правое-левое" в познавательном смысле — это идея, которая очень легко собьет вас с толку», — предупреждал Сперри (1982). Сложные виды деятельности — такие как наука или искусство — требуют совместной работы обоих полушарий. Даже когда мы читаем рассказ, при этом задействованы оба полушария — левое обрабатывает слова и находит смысл, правое оценивает юмор, эмоциональное содержание, образность (Hellige, 1993; Levy, 1985).
Почему же популяризация исследований мозга так сильно преувеличивает открытия? Психолог Стэнли Корен (Stanley Соrеп, 1993) из университета Британской Колумбии в своей работе „Синдром левши" показывает, как журналистика часто упрощает и приукрашивает науку. Он вспоминает, как на одном из заседаний он слышал выступление психолога Дорин Кимура из университета Западного Онтарио в Лондоне (Канада), которая говорила о том, что мелодии, которые воспринимаются левым ухом, узнаются быстрее, чем мелодии, воспринимаемые правым ухом. Зная, что левое ухо посылает большую часть поступающей в него информации правому полушарию, она заявила, что в проведенном ею опыте с добровольно со гласившимися принять в нем участие студентами, выяснилось, что правое полушарие лучше узнает мелодии.

Спустя несколько дней New York Times писала, что „Дорин Кимура, психолог из Лондона (провинция Онтарио), обнаружила, что музыкальные способности контролируются правым полушарием (курсив, отражает преувеличение). Очевидно, полагаясь на публикацию в Times, еще одна газета дальше развила мысль данной статьи и написала, что „Лондонский психолог доктор Дорин Кимура утверждает, что все музыканты обрабатывают информацию правым полушарием". (Но ведь она исследовала студентов университета, а не музыкантов.) Далее, в следующей газетной статье, еще больше искажалось исследование Кимуры: „Английский психолог наконец объяснила, почему так: много левшей среди великих музыкантов".
Зная, что Кимура не англичанка, что она не исследовала ни музыкантов, ни левшей,
Корен припоминает слова одного американского издателя:„Все, о чем вы читаете в газетах, абсолютно достоверно, за исключением тех необычных публикаций, авторы которых имеют информацию из первых рук".
А происходит следующее: пока информация от ученого доходит до читателя, она упрощается и приукрашивается подобно тому, как распространяются сплетни. Телевизионная сеть выбирает какое-либо интересное открытие и сжимает его, чтобы вместить в 30-секундный репортаж на 11 -секундной звуковой дорожке. Этот репортаж затем превращается в статью крупнейшей газеты, которая, в очередь, подхватывается популярными научными журналами, и, в конце концов, доходит очередь до журналов супермаркетов и бульварных газет.

На каждой стадии, пишет Корен, „идеи становятся более спекулятивными и отдаленными от подлинного исследования, а через некоторое время невропсихолог уже даже и не просматривается в коммуникационной цепи".
Постепенно слухи растут, накапливаются и превращаются в научные мифы, которые становятся „общепринятыми истинами" и возникают в разговорах и в письменной речи в предложениях, начинающихся с „как известно каждому..." или („ученые доказали, что..." И в конце концов, с сожалением признает Корен, миф глушит слабые голоса протеста со стороны ученых.

Вывод: конечно, это не значит, что вы должны не верить всему, о чем читаете. Оскар Уайльд, без сомнения, слишком цинично выразил благодарность современной журналистике. «Выражая мнение необразованных людей, она держит нас в курсе невежества всего общества». (Хотя немногие журналисты проверяют черновики своих статей, выясняя, насколько точно они записали результаты взятых интервью, некоторые все же проверяют.)

Вы должны помнить о том, что репортеры всегда хотят получить что-либо сенсационное. В лучшем случае их идеал (так же, как и мой в написании данной книги) - выявить сущность, сделать все проще без излишнего упрощения. В худшем - из мухи сделать слона...
Психология
 

Главная |  Карта сайта |  Форумы


Rambler's Top100 Rambler's Top100 Наш Питер. Рейтинг сайтов.
LBN Elite

© Ирина Писаренко, Санкт-Петербург, 2002. Все права принадлежат автору сайта.
Перепечатка, цитирование и иное использование материалов сайта запрещены без письменного согласия автора. Давайте не соперничать, а сотрудничать !
Контактный e-mail: admin[собачка]inter-pedagogika.ru
www.inter-padagogika.ru